Время публикации: 20.05.2016 09:59

Олеся Яхно: Россия может очень сильно удивить весь мир

olesya_yahno1

Предлагаем вниманию читателей вторую часть эксклюзивного интервью известного украинского политолога Олеси Яхно информационному порталу VNews. Напомним, в первой части речь шла о внутриполитических проблемах Украины, теперь же разговор коснется проблемы мирного урегулирования на Донбассе и роли Запада в этом процессе, а также восприятия Украины в условиях сегодняшней российской действительности.

— В последнее время вновь много говорят о выборах на Донбассе. Одни их называют элементом «гибридной войны» против Украины, другие – частью Минских соглашений, вместе с тем, с Банковой поступают на этот счет противоречивые сигналы. Решится ли Порошенко на эти выборы, и какие аргументы со стороны Запада его могли бы, скажем так, убедить?

— Прежде всего, необходимо отдавать отчет в том, что выборы на Донбассе – часть Минских соглашений. Выборы – политическая часть этих соглашений, которой предшествует военная часть, направленная на достижение безопасности, демилитаризации региона и восстановление Украиной контроля над границей. В политической части есть два ключевых момента – выборы на Донбассе и изменения в Конституции Украины. То, что мы отодвигаем процесс внесения изменений в Конституцию, которые болезненно воспринимаются в обществе, а главное – никак не влияют на безопасность в регионе, и это воспринято нашими западными партнерами, — безусловно, позитив. Вопрос изменений в Конституцию рассматривается Россией, самопровозглашенными «ДНР/ЛНР» как инструмент политического кризиса и конфликтности внутри Украины – мы хорошо помним, как закончились события 31 августа 2015 года, когда были внесены изменения в Конституцию в первом чтении.

Выборы же переносят основное внимание непосредственно на оккупированную территорию. Да и собственно закон об особенностях самоуправления на Донбассе вступает в силу как раз после проведения выборов, а не изменений в Конституцию. Что касается давления Запада, в рамках «нормандской четверки» есть согласованный подход относительно поочередности выполнения вначале военной части Минских соглашений, и только потом – политической. После последней встречи «нормандской четверки» даже Штайнмайер (глава МИД Германии – Ред.), который всегда считался политиком с более компромисной позицией по отношению к Кремлю, чем Меркель, тоже говорил о необходимости обеспечения безопасности на Донбассе. Сегодня между позициями Украины и Запада нет противоречий. Есть согласованная «дорожная карта», предусматривающая, как это и прописано в Минских соглашениях, обеспечение безопасности, прекращение боевых действий, полное разоружение и т.д., и только потом вопросы политического урегулирования, в том числе проведение выборов.

Для Украины же вопрос выборов – это, прежде всего, возможность восстановления безопасности. К сожалению, в украинском политикуме сейчас очень много спекуляций на данную тему. Необходимо понимать, что есть разница между процессом подготовки к выборам и собственно их проведением. Принятие соответствующего закона вовсе не означает, что выборы на Донбассе будут проведены уже на следующий день, или даже через три месяца. В Минских соглашениях прописаны четкие условия и требования, которые необходимо обеспечить для проведения выборов, такие, как украинское законодательство, регистрация всех кандидатов ЦИК Украины, допуск украинских СМИ, участие в выборах переселенцев с Донбасса, стандарты ОБСЕ. В этом смысле для России/«ДНР/ЛНР» важен результат без процесса (типа договориться о согласованных кандидатурах и все). Для Украины же – важен процесс, поскольку его соблюдение будет означать де-факто наведение порядка и восстановление Украиной контроля. Собственно, вопрос о выборах позволяет актуализировать инициативу полицейской миссии, без которой невозможно будет навести порядок на этих территориях. Возвращаюсь к вопросу, совместная «дорожная карта» между Украиной и Западом по урегулированию ситуации на Донбассе, предусматривающая в том числе восстановление контроля над границей, согласована, и теперь задача европейских лидеров убедить в этом Путина согласиться с этим планом. Если не получится, и Кремль не согласится, – санкции по отношению к РФ будут продлены, а также можно прогнозировать более активное участие США в урегулировании конфликта (возможно, расширение «Нормандского формата») .

— На днях новый командующий объединенными силами НАТО генерал Скапаротти призвал Белый дом предоставить Украине летальное оружие, однако, похоже, при администрации Обамы это нереально. Такая нерешительность связана исключительно с предстоящими выборами в США, или же это часть более глобальной стратегии?

— По моему мнению, сегодня вопрос предоставления летального оружия не является «вопросом номер один» для Украины. Действительно, довольно часто высказываются мнения о том, что перед предстоящими выборами администрация Обамы предпочитает не проявлять активность во многих внешнеполитических вопросах. Я полагаю, что в настоящее время более актуальным является вопрос с продлением санкций в отношении России, который будет решаться летом. Кроме того, важным является также то, справится ли Европа со своей миссией по мирному урегулированию на Донбассе. Если нет, то, как я сказала выше, есть вероятность более активного участия США в этом процессе.

— Гипотетическая победа Трампа на выборах президента США – «добро» или «зло» для Украины?

— На мой субъективный взгляд, больше шансов на победу имеет Хиллари Клинтон. Впрочем, независимо от того, кто победит на этих выборах, кардинального пересмотра курса США по отношению к Украине и России не произойдет. Те или иные эмоциональные заявления политиков, в том числе и Трампа, можно списывать на избирательную компанию, но в целом, повторюсь, в политике мало что изменится после выборов. В странах с выстроенными институтами власти и общества резких перекосов во внешней политике в принципе быть не может. Тем более, что это не вопрос симпатии или антипатии к Украине и России. Это вопрос нарушения международного права, о чем неоднократно говорил и Барак Обама, и другие мировые лидеры. Они неоднократно заявляли, что нельзя пройти мимо таких грубых прецедентов нарушения международного права как Крым и Донбасс, касающихся пересмотра государственных границ. Иначе – развалится существующая система международного права. Именно поэтому Украина не может быть предметом торга по Сирии или каким-то другим вопросам, как возможно рассчитывала российская власть.

Если оставить этот прецедент, это станет мотивом для других стран наращивать ядерное оружие, потому что никакие другие мирные механизмы, в том числе международное право и международные договора де-факто окажутся неработающие. Оказалось, что вся политика «на разоружение», которую декларировали крупные субъекты геополитики, таким образом, перечеркнута, потому что во главу угла ставится исключительно право на силу, а это уже повод для пересмотра рядом стран своих стратегий безопасности. Поэтому, повторюсь, не может быть кардинального пересмотра политики в отношении Украины и России, могут быть пересмотрены темпы реализации тех или иных программ.

— Вы довольно часто участвуете в ток-шоу на российском ТВ. По Вашим ощущениям, меняется ли в последнее время восприятие Украины в России, если да, то в какую сторону?

— Нет, оно не меняется. Если мыслить категориями самой России, где Украина и Россия — «братские народы» или вообще «один народ», а в Украине идет «гражданская война», то можно говорить о том, что это Россия ведет гражданскую войну против Украины. Речь идет не только о Донбассе. Усилия России сконцентрированы на обвале/ослаблении нашей государственности. Каждый день российские СМИ обсуждают Украину. Правда, российская пропаганда постепенно деградирует. Если изначально она была ориентирована в том числе на жителей Юга и Востока Украины, сейчас переориентируется исключительно на «внутреннего потребителя». Когда российские политики или представители так называемых «народных республик» на российских эфирах говорят о том, как прекрасно живется на оккупированной части Донбасса, это обращение исключительно к российской аудитории – люди, которые там живут, понимают лживость таких заявлений. То есть, одни и те же лозунги уже не работают в России и на оккупированных территориях, и это, безусловно, плюс для нас. Это значит, разочарование и неоправданные надежды в отношении РФ на этих территориях будут расти.

В целом же, российская пропаганда – это «бег по кругу». Одни и те же темы – «нацисты», «госпереворот» и «братский народ». В самой же России так и не появилось понимание того, как выходить из ситуации, которую она же и создала. Там поняли, что развалить украинскую государственность не получилось, и «красивого» выхода из ситуации с разрушенным Донбассом нет, а есть еще ситуация с Крымом и крымскими татарами.

Если сравнивать ситуацию в Украине и в России, можно говорить, что стратегически Украина прогнозирована. Да, наверняка, будет еще много коррупционных скандалов, внутриполитических конфликтов, переформатирований правительства, досрочных выборов даже, но принципиально у нас уже не может произойти каких-то экстраординарных событий критически сложного или негативного характера. Дальше – только рост, быстрый или медленный, зависит от политиков и общества. А вот что касается Российской Федерации и того, как она будет реагировать на существующие вызовы и меняться в новых условиях и обстоятельствах, которые сама же и сформировала, то она может еще очень удивить всех нас. Процессы, которые происходят сегодня в российском обществе, а это в том числе воспитание терпимости к абсурду и даже зависимости от него, процессы, которые никто не изучает, а власть их вообще перестала замечать, могут проявить себя самым невообразимым образом. Не только сильная, но и слабая, непрогнозированная Россия, в том числе для себя самой, – это новый риск, с которым столкнется мир в ближайшие годы.

Оставить комментарий