Время публикации: 04.07.2016 09:02

Политолог Олеся Яхно: «Минские соглашения будут реализованы в украинском, а не российском варианте»

olesya_yahno

Известный украинский политолог Олеся Яхно в эксклюзивном интервью VNews дала ответ на актуальные вопросы внутренней и внешней политики. В первой части интервью речь зашла о роли и перспективах в украинской политике нардепа Надежды Савченко, а также о сценариях развития событий на Донбассе в свете реализации Минских соглашений.

— Надежда Савченко, очевидно, становится одним из факторов внутренней политики. Ее противоречивые заявления весьма огорчают и озадачивают ее же сторонников, и дают повод злорадствовать противникам. Сможет ли Савченко стать серьезным игроком на политической сцене, или все закончится, как это было ранее со «знаковыми» личностями?

— Говоря о Надежде Савченко, я предпочитаю разграничивать две ипостаси ее личности. Первая – это человек, который на протяжении длительного времени мужественно держался в российском плену. Вторая – это человек, который попал в политику, не имея никакого политического опыта. В Верховной Раде есть много депутатов, попавших в парламент из различных сфер – добровольцы, волонтеры, журналисты, активисты Майдана – не факт, что многие из них и в дальнейшем останутся в политике.

Я не разделяю конспирологических теорий о том, что история с Надеждой Савченко является некой спецоперацией, и что ее сегодня намеренно внедрили в украинскую политику. Вместе с тем, я не согласна со многими заявлениями, довольно противоречивыми и в русле позиции Кремля, которые делает Надежда (в вопросе Донбасса, санкций по отношению к РФ и т.д.), но связываю их, скорее, с полным отсутствием политического опыта. В этом смысле для меня несколько странны и отдельные законодательные инициативы якобы Савченко (как оказалось, над ними работал один из адвокатов Надежды – Илья Новиков), имею в виду «закон Савченко», по которому освободили, в том числе преступников, обвиняемых в тяжелых преступлениях и которые уже повторно задержаны по новым преступлениям. Сейчас Савченко анонсировала законодательные предложения в контексте судебной реформы, которые, опять же, будет готовить Новиков.

Поэтому порой довольно странно, когда журналисты задают Надежде вопросы просто «космического» масштаба, на которые сложно ответить даже опытным политикам, ожидая при этом логичного ответа. Не факт, что Савченко вообще останется в политике, что зависит и от нее самой, и от запроса нашего общества на определенный тип политиков. Но в любом случае, если говорить о краткосрочной и среднесрочной перспективах, Надежда Савченко, несомненно, будет фактором во внутренней политике, уже им стала. Скажем, есть некая двусмысленность в том, что Надежда имеет более высокий рейтинг доверия, чем Юлия Тимошенко. Или те же заявления по Донбассу, о чем я уже выше упомянула, в частности о том, что надо вести прямые переговоры с Захарченко и Плотницким, снимать постепенно санкции с РФ, размывающие позицию Киева на международной площадке. Украина так долго добивалась того, чтобы никто в мире не поверил в российскую пропаганду, и вот теперь такие заявления в пользу Кремля.

Как повлияет фактор Савченко – думаю, в краткосрочной и среднесрочной перспективах станет понятно уже осенью, когда пройдет завышенный уровень ожиданий со стороны общества, а также когда станет понятна стратегия поведения партий, делающих ставку на досрочные выборы. О долгосрочной перспективе Савченко как политика – вообще пока не имеет смысла говорить. Надежда, думаю, еще не нашла ту нишу, в которой бы она чувствовала себя комфортно, и не обязательно, что это политика. Кроме того, украинская политика очень многофакторна и многокомпонентна. Сейчас, с учетом разочарованности во всем политическом классе, независимо от партийной принадлежности политиков, в обществе есть запрос на антиэлитность (элита ассоциируется преимущественно с коррупцией). Но как только общество увидит результаты работы новосозданных органов по борьбе с коррупцией, будет снята депутатская неприкосновенность, возникнет доверие к судам, тогда исчезнет запрос на политиков такого типа, и возникнет запрос на политиков другого типа.

— В последние дни появились прогнозы в отношении подписания новой версии Минских соглашений, образно говоря, «Минска-3», который будет выгоден Украине, и не выгоден Путину. Какова вероятность такого сценария?

— Никакого «Минска-3» быть не может. Во-первых, потому что санкции по отношению к РФ, которые были на днях продлены еще на полгода, привязаны к Минским соглашениям. Во-вторых, потому что сейчас Украина и Запад, на мой взгляд, занимают солидарную позицию в отношении последовательности выполнения Минских соглашений – вначале безопасность, включая возможность полицейской миссии, затем – политические пункты.

В данном случае, скорее всего, речь идет о том, о чем много говорили представители украинской власти, включая президента, что на основании «Минска-2» должна быть разработана «дорожная карта», где будут прописаны сроки и гарантии выполнения Минска. Ведь до сих пор не выполняются даже первые пункты Минских соглашений. Скажем, из трех пунктов «военной части» важнейшее значение имеют, если мы говорим о длительном мире, не только первые два (прекращение огня и отведение вооружений), но и фиксация и контроль над тем, куда отводятся эти вооружения. Ведь можно их отвести на 50 километров, а на следующий день вывести на новую огневую позицию.

Насколько я могу судить из различных заявлений, такая «дорожная карта» практически согласована с нашими западными партнерами, остается вопрос «полицейской миссии» и некоторые другие пункты. Но главное, что в целом есть понимание подхода, что без реальной демилитаризации региона невозможно переходить к политической части. На днях канцлер Германии Ангела Меркель сделала заявление о том, что в первую очередь необходимо реализовать пункты по обеспечению безопасности, а затем приступать к политической части, включая и выборы на Донбассе. Это заявление приближает нас к реальности «полицейской миссии». Также накануне решения о продлении санкций состоялась встреча Петра Порошенко с французским президентом Франсуа Олландом, что было важно с учетом позиции Сената. От представителей США также звучат заявления о более активной роли Вашингтона в урегулировании конфликта, включая возможное присоединение к «нормандскому формату». Как мы знаем, США передали Украине четыре радарные системы, которые позволят наглядно фиксировать, кто на самом деле нарушает Минские соглашения, открывая огонь.

Украине потребовалось много усилий, чтобы доказать Западу, что выборы на Донбассе, не говоря уже об изменениях в Конституцию, могут быть реализованы только при условии выполнения пунктов по безопасности. Россия и так называемое «руководство» «самопровозглашенных республик», в свою очередь, настаивают на политической части, во многом, делая расчет на то, что это спровоцирует политический кризис. В этом смысле уже понятно, что Минские соглашения будут реализовываться в украинском, а не российском варианте. Поэтому нельзя исключать, что Россия через боевиков будет пытаться сорвать «Минские соглашения».

 

Во второй части интервью политолога Олеси Яхно, которая будет опубликована на нашем сайте завтра, речь пойдет о позиции Запада по «украинскому» вопросу, письме Эрдогана Путину, последствиях Brexit, а также ответах, которые мировое сообщество может дать на агрессивную «гибридную» политику Кремля.

Оставить комментарий